Тренер Хермана Майера критикует ФК Австрия

После нападения Вольфарта бывший тренер ФК Австрия Бергмюллер наносит ответный удар.

Публикация в Фэйсбуке мнения спортивного начальника ФК Австрия Вольфганга Руинера заставило фитнес-эксперта преодолеть свою сдержанность: „Крайне интересная теория спортивного директора Франца Вольфарта: «Бывший тренер Майера Хайнрих Бергмюллер виновен в кризисе ФК Австрия»“. Бергмюллер тренировал «Австрию» с июня 2014 года до нынешней весны. Теперь он говорит, что при этом произошло.

- О его внезапном открытии год назад: "Уровень некоторых игроков был ужасающим – хуже чем у некоторых любителей бега. Некоторым мои программы принесли прочные улучшения. Зимние задания снова пришли от тренера ОФП Мартина Майера – у меня волосы встали дыбом".

- О его наблюдениях за атлетическими тренировками от Майера: "Перед скоростными тренировками, как и перед матчами, давались статические элементы тренировки, при этом я спрашивал себя, не готовимся ли мы к гонкам Ханенкамм".

- Об избалованных игроках: "Они избалованы и имеют невероятную силу для того, чтобы обо всём спорить. Суттнер, этот плакса, раздражался от недолгого вращения педалей с незначительным пульсом 80 уд/мин. Или Ортлехнер бегал к Крэчмеру, чтобы пожаловаться на меня".

- Надежда Бергмюллера: "Я желаю ФК Австрия всего наилучшего в будущем, а новому тренеру Финку, чтобы он очистил свои структуры и чтобы он обзавёлся новым тренером по кондиции".

Автор: Кнут Окресек

Wien, Montag, 08.06.2015, 23:06 Uhr

 

„Есть дефицит в общефизической подготовке. У нас была проблема со вторым тренером по ОФП, который тут появился внезапно. Эту проблему мы уладили. Как я считаю, слишком поздно, к сожалению“.

Это сказал спортивный директор ФК Австрия Франц Вольфарт 24 мая в интервью интернет-порталу LAOLA1 (читать здесь!).

„Я нахожу это бесстыдством со стороны господина Вольфарта. Он был выдающимся вратарём, но я не знаю, чего он добился в качестве тренера, кроме того, что он несколько недель в году тренировал вратарей национальной команды“.

Это говорит сегодня Хайнрих Бергмюллер в беседе с LAOLA1: 
„Утверждения Вольфарта абсолютно не обоснованы и граничат с полным слабоумием. Они ищут виноватых, на которых можно всё свалить“, добавил легендарный тренер по ОФП, который привёл к успеху Хермана Майера и Штефана Эберхартера, а также многих других спортсменов различных видов спорта. И он заметил, что ему уже посоветовали прибегнуть к юридическим шагам.

Тезис «козла отпущения» послужил основанием для раннего ухода Бергмюллера: „Собственно, я был отделён от команды уже в феврале, после того, как тренер по ОФП (Мартин Майер, прим. ред.) во время переходной фазы для подготовки к весеннему сезону составил программу, при виде которой у меня волосы встали дыбом. После сборов в Турции, на которых я не присутствовал, ФК хотел прекратить моё финансирование, по крайней мере, мои электронные письма оставались без ответа. Я только ездил бессчётное количество раз в Клуб, чтобы своими глазами видеть тренировку и говорить с Геральдом Баумгартнером“.

После ухода Баумгартнера 22 марта, по словам Бергмюллера, ему „больше не оставалось места для приложения своих сил. Поскольку и от Мартина Майера я больше не получал информации, на почту он не отвечал. Это было для меня знаком, что я неугоден. Анди Огрис тоже со мной не связывался, хотя, по моему мнению, должен был это сделать“. В конце мая контракт закончился.

Вольфарт идёт на попятную, а затем усугубляет обвинения

На запрос от LAOLA1 Вольфарт уточняет допущенное им высказывание: „Я сказал, что имеются проблемы в команде тренеров. Я не говорил, что господин Бергмюллер виновен в физическом состоянии команды. И он был не единственным, от чьих услуг мы отказались", он намекает на расставание Геральда Баумгартнера с его командой.

„Когда я приехал на тренировочный сбор в Турцию, я ещё ничего не знал о личности Бергмюллера – это был мой второй рабочий день. Тогда я узнал, что в команде тренеров имеется большая несогласованность, не только между Мартином Майером и господином Бергмюллером ", описывает Вольфарт свой первый опыт в качестве спортивного директора.

Решающим Вольфарт считает свой первый личный разговор с Бергмюллером 18 марта: „Он излил мне всю душу, чего я не жду от внештатного сотрудника. Он выставил требования: 'Этого уволить, с тем работать не хочу и с этим, собственно, тоже нет' – так не пойдёт. Это должно было дать достаточно оснований, чтобы прекратить дискуссию. Я не хотел бы, чтобы сотрудник при первом знакомстве указывал мне, кого следует уволить. Поэтому я и решил избавиться от господина Бергмюллера“

Слово против слова

А теперь возникла ситуация, когда можно лишь поверить одному из утверждений, поскольку Бергмюллер отрицает подобные требования со своей стороны. „Это вообще не так, это наглая ложь. Я показал господину Вольфарту проблемы и слабые места: развитие в плане работоспособности и как это тяжело продвигается из-за нытья игроков. Я обращался и к Мартину Майеру, конкретно, что так работать нельзя. Я приводил примеры, как неряшливо некоторыми спортсменами выполняются задания или ничего не документируется. Собственно, я хотел, чтобы Вольфарт немного посодействовал и вернул господина Майера в общую лодку, чтобы привнести в тренировку структуру. Ведь Геральд Баумгартнер сопереживал этому процессу, хотя отчасти и не мог за этим присматривать. Господин Вольфарт пообещал посмотреть – после этого от него не было никаких вестей“.

После короткого экскурса в эту проблематику Бергмюллер вернулся к ключевому утверждению Вольфарта: „Требовать увольнения Майера, это невозможно по определению! Я не нашёл бы на это времени, чтобы заниматься такими делами. У меня есть Институт, служащие, договорные обязательства и многие подопечные спортсмены, ФК Австрия составляет ничтожный процент наших доходов".

Но и Вольфарт остаётся при своей версии. И он подчёркнуто придерживается позиции, что ни одна из сторон не может представить доказательств: „В отличие от вас журналистов, мы не записываем наши переговоры“.

Диагностика работоспособности и консультирование

В ФК Австрия Бергмюллер отвечал за диагностику работоспособности, управление тренировкой и консультирование по питанию. На основании результатов частный консультант таких спортсменов, как Тони Польстер, Димитар Бербатов, Александр Драгович, давал консультации штабу тренеров. Переговоры начались уже с приходом Херберта Гагера, своё назначение он праздновал при Баумгартнере.

Первым актом исполнения служебных обязанностей была диагностика работоспособности – с обескураживающими профессионалов результатами: „Некоторые игроки имели ужасающе низкий уровень, который не дотягивал до уровня посредственных любителей бега. Соответственно этому была поставлена цель – улучшать выносливость. Это основа для высокого темпа и прессинга, но, прежде всего, для восстановления после интенсивной нагрузки. С Геральдом Баумгартнером это работало в совершенстве“.

По словам Бергмюллера новая тренировка показала своё воздействие: „Некоторые игроки значительно улучшили своё состояние“. Слишком мягкая «программа на каникулы», а также тренировочные сборы отрицательно сказались на их результатах: „У некоторых игроков уже в январе наблюдался основательный откат назад“.

Майер возражает своему бывшему коллеге: „Собственно, это непостижимо, что господин Бергмюллер говорит что-то о физическом состоянии футбольной команды. Он определяет работоспособность преимущественно через аэробную выносливость. Он появлялся у нас на поле не больше одного раза в неделю, и совершенно запрещал игрокам силовую тренировку!“

Принципиальная спортивно-медицинская дискуссия, при которой эти двое разошлись во мнениях

Бергмюллер также высказывал критику о том, что у различных спортсменов без оглядки на индивидуальность применялись совершенно одинаковые программы. „Два бывших футболиста «Австрии», что к тому моменту уже проходили подготовку у меня, сразу узнавали эту программу и подтвердили, что несколько лет назад получали уже такую же программу!“, рекламирует „Шиндерхайни“ («Живодёр Хайни» - кличка Бергмюллера, данная ему спортсменами в 1990-х годах за изнуряющие тренировки ОФП, прим. Перев.). „Это показывает уровень, на котором тут работают“.

Вольфарт подчёркивает здесь отличие между футболом и горными лыжами: „Мы занимаемся не индивидуальным видом спорта, а командным. Поэтому становится трудно каждого спортсмена отдельно опекать. Конечно, мы пытаемся работать индивидуально и в группах, но это не всегда просто – мы не располагаем временем по полгода, чтобы натренировать атлета к какому-нибудь событию“.

Сотрудничеством недовольны

Тренировочные сборы были не единственным предметом, печалившим Бергмюллера: „Я привлекал специалистов из области легкоатлетического спринта и высококлассных физиотерапевтов, оплачивая из своего кармана. Это заканчивалось усмешками и отговорками со стороны Мартина Майера. Просто невероятно“. От ФК Австрия, как говорит Бергмюллер, он получил «крохи» - „Гонорар был для меня второстепенной частью, я хотел что-то изменить!“

Сотрудничество с Майером вообще плохо работало – тренер по лёгкой атлетике клуба Австрия, по словам Бергмюллера, отказался во время одного заседания проводить тренировочное мероприятие, встал и вышел. Дискуссия на тему силовой тренировки продолжалась бесконечно: „После дорогостоящих настроек посредством измерения лактата были разработаны индивидуальные задания для игроков. В конце концов, всё разбилось о несоблюдение пауз между сериями. Я задал паузы по 4 минуты, Майер, напротив, не хотел их предоставлять игрокам: «Эти паузы наводили бы скуку на игроков, и тренировка длилась бы слишком долго»“. Этот случай, а также другие „неполадки касающиеся тренировки ОФП“ Бергмюллер сообщал в финансовое правление ФК Австрия Маркусу Крэчмеру уже осенью по почте и, по его собственному заявлению, в подробной беседе в присутствии Томаса Паритса.

Вольфарт на это заметил: „Конечно, есть различные понимания, что должно происходить на тренировке. Является ли содержание тренировки правильным или нет – у каждого свой способ тренировать“.

Fink bringt Vidovic mit

Между тем, будущее Майера стоит под знаком вопроса: Новый тренер Торстен Финк приводит своего тренера по лёгкой атлетике Николу Видовича, в ходе финала кубка контракт с ним был подписан. Однако Вольфарт утверждает: На этой неделе ещё будет разговор с Майером - „что будет дальше, подождём, посмотрим“. Бывший кикбоксёр Видович вообще считается любителем силовой тренировки.

Для прежних скромных тренировок (в оригинале:  тренировки фиалок Veilchen-Training) Бергмюллер находит ядовитые слова: «Я отчасти больше нигде не мог видеть такого. Как тут проводятся упражнения из лёгкой атлетики или общеукрепляющие, тут мне стало совсем плохо“.

С Баумгартнером сотрудничество функционирует

В одном интервью сайту LAOLA1 (читать здесь!) Маркус Суттнер осуждал программу тренировок по причине того, что нужно слишком много сидеть на эргометре – "он бы предпочёл больше работать с мячом". Бергмюллер реагирует на это со смехом: „Дорогой Маркус Суттнер должен сконцентрироваться на футболе. Это такой плакса, каких я ещё не видел. Они не провели на велоэргометре и двух часов за неделю, а тут речь идёт вообще о более быстром восстановлении во время «заминки», где значения пульса могут быть в диапазоне от 70 до 80 ударов в минуту. У команды Red Bull стоят 30 эргометров и они работают с другой скоростью“.

Здесь Майер противопоставляет себя Бергмюллеру и утверждает: „Недовольство игроков, которые показали свой успех на международном уровне, было лишь вопросом времени. Они замечали, что отсутствует силовая тренировка и тренировки на выносливость с пульсом 70-80 ударов в минуту делали их медленнее и хуже“. Опять же: Спортивно-медицинские различия и утверждения следует проверять с помощью точных медицинских данных. Дальше Майер добавляет, что в ФК Австрия уже шесть лет проводит заминку после интенсивных матчей или тренировок, и поэтому у них есть 20 спиннингбайков (велотренажёр с механическим нагружением без возможности точной дозировки).

"Для профессионального спорта это безумие"

Бергмюллер был недоволен и пререканиями игроков на закате эры Баумгартнера. „Я ещё никогда не видел, чтобы игроки дискутировали, принесёт ли это пользу, и лишь потом это выполнялось. Это безумие – такие отношения в профессиональном спорте. Я уже осенью указывал на это господину Крэчмеру, что так работать нельзя“.

Власть игроков в ФК Австрия – это постоянная тема. Уже бывший тренер Ненад Бьелица критиковал это положение, когда некоторые игроки обладали большей властью, чем тренер.

Вольфарт видит это иначе: „Нам нужны самостоятельные игроки. Мы знаем, что ребята много задумываются относительно тренировок и руководства клубом. И здесь мне понятно: диалог – лучшее решение! Игроки, конечно, задают много вопросов, но если есть желание услышать и есть постоянное общение, это не принесёт проблем. Они являются важными служащими Клуба и заслуживают соответствующего к себе отношения. Это означает, что они имеют не только права, но и обязанности, за которые с них спросят“.

Бергмюллер критикует тренировочную установку не только у игроков: „На футбольную тренировку я никак не влиял. Можно было тренироваться намного больше, однако некоторые игроки сразу же начинали ныть. Потом этот господин Майер спросил, нельзя ли перенести послеобеденную тренировку на первую половину дня, тогда игроки смогут раньше пойти домой“. И резко добавил: „Это профессионалы!“ На запрос профессор ответил, что даже те игроки, которые имели позитивный настрой, присоединились к этому (протестному, прим перев.) составу.

Окоти в качестве обратного примера

Как могли бы пойти дела, тренер по ОФП видит сегодня на своём подопечном: Рубин Окоти, забивший за футбольный клуб Мюнхен 1860 13 голов в сезоне. „Я принял под свою опеку Рубина, когда он ещё играл за «Австрию». Он обладал очень умеренным уровнем, похожим на то, чем отличается и сейчас большая часть этой команды. Рубин почти каждый день был у меня и отрабатывал невероятные дополнительные тренировки. Когда он затем вернулся из Дании, он был одним из лучших (Окоти весной 2014 года был арендован клубом SönderjyskE, между тем, Бергмюллер продолжал его тренировать, прим. Ред.)“ Это было ударом в спину Майеру, на что тот отвечал: „Что вы хотите, они (другие игроки, прим. ред.) же только что были в отпуске“. Реплика Бергмюллера: „Это - какая-то сказка, что профессиональный спортсмен за 14 дней отпуска теряет 30% своей спортивной производительности“.

Но и для футбола в целом у этого человека, стоящего за успехами бесчисленных горнолыжных звёзд лыжной федерации Австрии (ÖSV) на рубеже тысячелетий, имеется бортовой залп: „Если присмотреться, как клубы играют, а затем тренер отпускает… тут творится полное безобразие. Лишь по причине того, что результат в футболе зависит от скорости, частично применяются такие программы, что если бы бегун на 400 метров по ним тренировался, не смог бы составить никакой конкуренции на соревнованиях. Это катастрофа, что тут происходит“. Двое подопечных Бергмюллера из недавнего прошлого, Джулия Манкузо и Мария Хёфль-Риш, с их уровнем беговой выносливости были бы в верхней части списка ФК Австрия: „И это вид спорта, который имеет мало общего с бегом!“

Нет, ФК Австрия не скоро увидит Хайнриха Бергмюллера.

 

Мартин Шаухубер

Источник: LAOLA1.at

Powered by CjBlog