Он постоянно подтягивается на перекладине. С лёгкостью, как если бы ему помогали два невидимых «качка». Он так уверенно балансирует на канате, как будто канат шириной с Венскую кольцевую. Он ездит на одном колесе мотобайка, жмёт веса, бежит через слаломный частокол. И всё без видимого напряжения. Тренировочный день с Марселем Хиршером захватывает дыхание почти так же, как его прохождение по слаломной трассе. А пока некоторые из-за жары тоскуют о зиме, четырёхкратный победитель Кубка Мира в общем зачёте в интервью газете Кронен Цайтунг ("Krone"-Interview) говорит о приятной прохладе, беженцах, экономических трудностях, скандале вокруг Феннингер, рекордах – и выдаёт причину, которая способна по-настоящему испортить ему настроение.

Foto: Gerhard Gradwohl

"Krone": Марсель, вся страна стонет от продолжительного зноя, а ты тренируешься ежедневно.
Marcel Hirscher:  Весной я на три недели ездил в Азию. Однако уже через неделю я снова начал тренироваться. Иначе говоря, перерыва не было, другие ведь тоже не спят. А здесь наверху в тренировочном центре Гернота Швайцера, к счастью, всегда значительно прохладнее, чем в городах. Для меня кажется безумием, быть «запертым» где-то в страшной жаре.

"Krone": Последние недели в медиапространстве непривычно тихо вокруг твоей личности. Преобладали заголовки других тем, например, скандал Анны Феннингер.
Hirscher: Наконец, этот вопрос задан – я думал, он будет первым. Как известно, у меня тоже были разногласия с федерацией. К счастью мы смогли урегулировать это без общественного освещения. Теперь у меня есть определённые свободы, зато я являюсь частью этой системы. Конечно, где-то заключают договор солидарности между поколениями. Но финансовый счёт при этом никогда не будет точно соответствовать для отдельного спортсмена, во многих случаях. Однако, в большинстве других случаев австрийская федерация платит с избытком. Заниматься всем этим со своей собственной командой стоило бы целого состояния.

"Krone": Кстати о состоянии: Прежде всего, из-за Греции, денежная проблематика долго оставалась в центре внимания общественности. Ты продолжаешь хорошо себя чувствовать, если твоё лежит в банке?
Hirscher: В конце концов, мне, как и 95% австрийцев безразличен этот вопрос. Но сейчас всё ещё присутствует полное доверие. Факт, кроме того, состоит в том, что, по сравнению с другими, дела у нас пока не так плохи.

Foto: Gerhard Gradwohl

"Krone": Как показывает извечная тема беженцев.
Hirscher: Именно. Но если бы я имел на этот счёт готовое решение, вероятно, я был бы единственным человеком во всём мире, который может это утверждать. Это очень трудно, оценивать вещи в этой связи. Невозможно представить, как обстоят дела у некоторых людей. Поэтому нужно пробовать помочь. Я нахожу, что ничего не делать – это не выход.

"Krone": Ты говорил о доверии к банковской системе, несмотря на это недавно ты много денег инвестировал в недвижимость – однако, ты был, мягко выражаясь, разочарован, когда это стало достоянием общественности.
Hirscher: Во-первых, я не имею ничего общего с тем, что кого-то раздражают мои покупки. А во-вторых, это дело частное. Если публикуется даже адрес, меня это на самом деле крайне раздражает. Это последняя искра в сфере личной жизни, что меня греет. И это я готов защищать всеми средствами. Это по-настоящему портит мне настроение.

"Krone": Если СМИ это не всегда соблюдают, уважают ли твою приватную сферу, хотя бы, твои поклонники?
Hirscher: Недавно мы с несколькими друзьями были в ресторане. Я как раз положил в рот комок лапши, одна ещё висела изо рта, тут же мне почти засунули в рот мобильник, поскольку один фанат хотел сфотографировать меня в таком виде. Я сказал: «Извините, Вы не могли бы меня вежливо спросить?» Он отвечал: «Это как? Ты, типа, Марсель?» Другие фотографируют, прямо высунувшись из автомобиля, несмотря на то, что им, вообще-то, следовало бы смотреть за дорогой. У некоторых людей отсутствует всяческое уважение. Однако, в общем и целом, в теме спортивных фанатов преобладают позитивные впечатления. Счастье – видеть, какой большой интерес пробуждает наш спорт.

Foto: Gerhard Gradwohl

"Krone": Спорт, в котором ты, завоевав Кубок Мира в общем зачёте ещё раз, в следующем сезоне мог бы повторить бессмертный рекорд Марка Жирарделли.
Hirscher: Во-первых эти вещи невозможно запланировать, во-вторых я задумаюсь о рекордах после завершения своей спортивной карьеры. Тут пойдут в ход блокнот и карандаш, и все рекорды будут тщательно подсчитаны.

"Krone": И наконец: В прошлом году тебе не хватило одного зачётного очка в борьбе с Давидом Алаба – кто будет австрийским спортсменом этого года?
Hirscher: (Отвечает молча, подняв правую руку вверх)

14.08.2015, 17:06

Peter Frauneder, Kronen Zeitung

Русский текст: Александр Игольников

Powered by CjBlog