Marc Giradelli в интервью Skiweltcup.TV: „Как и прежде зарабатывают горнолыжники слишком мало!“ (Foto: Marc Giradelli privat)

Reute – Марк Жирарделли в представлении, собственно, не нуждается. Бывший горнолыжник из австрийской земли Форарльберг, который позднее участвовал в гонках Кубка мира за Великое Герцогство Люксембург и выиграл всё, что только можно было выиграть. Он является не только желанным докладчиком, но и автором книг и, с недавних пор, разъезжает по этапам Кубка мира для швейцарского телевидения в качестве эксперта.

Мы побеседовали с Марком, которому исполнилось 54 года, о его книгах, его карьере, возможно «вымирающем виде» горнолыжного универсала и многом другом.

Skiweltcup.TV: Марк, австрийский писатель Петер Хандке стал знаменит, благодаря своей книге „Страх вратаря при одиннадцатиметровом (Die Angst des Tormanns beim Elfmeter)“. Ты тоже недавно написал книгу, которая как раз сейчас рекламируется. Для начала один многогранный вопрос: Можно ли горнолыжнику бояться перед скоростным спуском? И почему лучший выход – это выходить на старт «лишь» с уважением и адреналином в крови?

Marc Giradelli: Страх – это всегда подарок, если ты являешься горнолыжником. И не имеет значения, какой это страх, перед травмой ли, или страх поражения. Через 20 лет после того, как я зачехлил свои гоночные лыжи, я могу утверждать, что у меня это был страх перед поражением. Однако всегда понимаешь, что может произойти то, на что повлиять не в силах, так может продолжаться и по законам «полосок зебры». Чаще всего происходит меньше неприятных вещей, когда делаешь ставку на агрессивное прохождение на полной скорости, чем когда осторожничаешь.

Адреналин – это всегда хорошо, поскольку обостряет понимание гонки. Здоровое уважение или даже определённый вид страха – это необходимые составляющие для каждого горнолыжника, чтобы не переходить своих границ в опасной ситуации. В моём криминальном романе „Скоростной спуск к смерти“, а также продолжение „Убийственный снег“, который только что увидел свет, речь идёт, кроме прочего, о мыслях, чувствах и страхах гонщика. Поскольку я извлекал это из своих собственных душевных переживаний, которые десятилетиями кружились в моей голове, мне было очень интересно, через столько лет снова погрузиться в атмосферу гонок, и вновь ощутить, как я тогда переживал, боялся и наслаждался.

Твоя сверхуспешная карьера постоянно прерывалась тяжёлыми травмами. Как это происходило, вспоминая прошлое, возвращаться в новый сезон после очередной операции? И насколько важно, несмотря ни на что, слушать свой организм, без чего невозможно победить „внутреннее ленивое животное“?

Начинать всё сначала было очень важно для меня во время моей спортивной карьеры. Сдаться может каждый, но снова вернуться на вершину из глубин пропасти могут не все. Я всегда понимал, чем больше люди отговаривают меня от новой попытки, тем больше это меня мотивировало к тому, чтобы тренироваться ещё больше.

Только таким способом я проникал в глубины моего мира эмоций и мог укротить и указать на его место «внутреннему ленивому животному». Спортсмены экстра-класса постоянно борются с такими слабостями, которые снова и снова находят новые способы, чтобы нажать на выключатель. Устанешь, его одолевать. Но будучи у вершины, нужно делать это каждый день, особенно в дни гонок.

Два великих горнолыжника: Дидье Куш и Марк Жирарделли (Foto: Marc Giradelli / privat)

Люк Альфан из Франции, будучи классическим специалистом скоростных видов, однажды выиграл Большой Хрустальный Глобус. И если мы забудем победу Марселя Хиршера в супергиганте в Северной Америке, зальцбуржец побеждал благодаря своим стабильным успехам в технических видах. Ты был универсалом. Этот вид горнолыжников больше не востребован? Или чрезмерная плотность программы повинна в том, что почти никто больше не пытается взваливать на себя эту непосильную ношу?

В моё время был ещё один такой же универсал, которого звали Пирмин Цурбригген. Он был способен выигрывать во всех видах. И против такого соперника ты просто не обойдёшься двумя дисциплинами, чтобы его победить. Таким образом, мне вообще не оставалось ничего другого, как сражаться с ним его же оружием.

Я горжусь тем, что, будучи слаломистом, смог выиграть важнейшие скоростные спуски и, к тому же, Глобусы в дисциплинах. Сегодня спортсмену было бы в какой-то мере легче выступать во всех дисциплинах. Карвинговые лыжи не так сильно отличаются друг от друга, как лыжи в моё время. С сегодняшними спусковыми лыжами можно было выигрывать все слаломы в 80-х годах.

Люди, далёкие от горных лыж, думают, что все горнолыжники, собственно говоря, делают своё дело одинаково хорошо и быстро. И победу от поражения зачастую отделяют смехотворные сотые доли секунды. Образно выражаясь, один взмах ресниц. По какой причине эти мизерные временные интервалы часто являются гигантским различием и параллельно тому тонкой гранью между хорошим и очень хорошим атлетом?

В других видах спорта всё происходит точно так же. Вспомним санный спорт или бег на коньках. Хороший гольфист по имени Гэри Плэйер сказал: „чем больше я тренируюсь на ранчо, тем больше радости получаю в игре“. В горных лыжах тренировка на снегу – это не всё. Чтобы  добиться успеха, нужны ещё и светлая голова и желание побеждать, даже если победа означает преимущество лишь в одну десятую секунды. Сегодня можно сказать, что победа с преимуществом в две десятых является убедительной. Хотя, это очень близко.

Если бы ты встретил добрую Фею, какие три желания ты бы ей загадал для Кубка мира и для себя?

  1. В гонках мне часто не хватало агрессивности. Я добавил бы агрессивности во время гонки, что помогло бы мне, уверен, добиться ещё больших успехов.
  2. Идеи, которые приходили ко мне, прежде всего величайшие из них, осуществлять последовательнее и со стратегическим подходом. Тогда я разработал бы карвинговые технологии уже в середине 1980-х годов, с помощью которых, безусловно, как минимум в течение одного сезона смог бы выигрывать все гонки без исключения от слалома до скоростного спуска.
  3. Для всего Кубка мира команду менеджеров, которая хорошо понимает, как можно способствовать горнолыжному спорту и как это следует продавать. Поскольку с этим сумасшедшим риском и готовностью атлетов к самопожертвованию, зарабатывают спортсмены слишком мало. Горнолыжный спорт достоин популярности, которой пользуются гольф, теннис или футбол. С хорошей командой можно было бы сильно улучшить положение вещей. 

Марк Жирарделли на Штрайфе в Кицбюле (Foto: Marc Giradelli / privat)

Интервью для Skiweltcup.TV: Andreas Raffeiner

Русский текст для champ-club.ru: Александр Игольников

Powered by CjBlog