Укротить внутреннее ленивое животное

Тема мотивации является для тренера особым вызовом. Я пишу программы для клиентов, которые идут бегать в 5 утра, поскольку это единственное время дня, действительно принадлежащее им. Эти утренние минуты помогают им выстроить и спланировать распорядок дня. Конечно, эти люди являются исключением. Но они показывают – где есть воля, там есть время для тренировки. К счастью большинство людей имеют возможность, найти для себя более лёгкое тренировочное время.

Многие из моих клиентов говорят мне, что они рассматривают тренировочные планы ещё и в качестве инструмента мотивации и организации рабочего времени; через эти планы мы неделю за неделей поддерживаем связь. План тренировки является их красной нитью, на которую они ориентируются, ценной константой в их жизни. Этот план мотивирует их тренироваться постоянно, и снова преследовать очередные цели.

Мотивация многолика. Мотивация – это готовность осуществлять в конкретной ситуации определенные действия с определенной интенсивностью или выдержкой (например, следовать плану тренировки). Ещё Аристотель различал два вида мотивации: внутренняя, направленная чисто на саму активность и внешняя, направленная на аспекты по другую сторону от собственной активности.

Я убеждён в том, что каждый человек может научиться ставить перед собой цели таким образом, что их достижение поможет подъёму внутренней мотивации, единственной действительно эффективной формы мотивации. Самым важным, при этом, является достижимость цели и убеждённость в том, что её достижение представляет улучшение персонального состояния. Человек делает что-либо, имея ожидание позитивного исхода дела.

Рядом с мотивацией идущей изнутри стоит внешнее воздействие. На поступки людей, которые они совершают, имеют влияние такие основополагающие моменты, как социальное окружение и социальное одобрение. Это внешнее воздействие получает мощную поддержку из медийного сообщества. Если бы это зависело только от внешней мотивации, то люди гораздо больше делали бы для фитнеса и здоровья. Так как ничто не рекламируется в медиапространстве охотнее и чаще, чем стройный и молодой символический образ и то, как этого можно достичь при помощи спорта. Но вообще, в качестве строительного материала для построения нашего образа жизни может использоваться любая причина, чтобы что-либо начинать или прекращать делать. Мы все имеем представление о том, чего мы ожидаем от жизни, как мы её себе представляем и что мы готовы делать для воплощения своих целей. При этом отношения, обусловленные различным опытом в детстве, закрепляются глубоко в подсознании и служат там камнем преткновения на пути к новым целям.

Итак, каждое решение является результатом переплетения внешних и внутренних мотивов. Перед тем как принять решение, в голове протекают процессы, взвешивающие преимущества и недостатки, которые связаны с этим поступком. В процесс принятия решения включаются информация и привычки, накопленные нами в течение жизни, которые вызываются быстрее, чем мы успеваем осознать. За доли секунды мы понимаем, при этом, скучна ли нам какая-то деятельность, соответствует ли она нашим талантам и возможностям или является для нас чрезмерной или недостаточной.


Регулярная тренировка способствует подвижности тела и души

Я часто конфронтировал с людьми, считавшими мои тренировочные задания недостаточными. Умеренную тренировку вначале трудно выдержать тем, кто до этого тренировался на пределе. Они жаловались на то, что они не потеют, что недостаточно выкладываются, что имеют ощущение, будто не тренировались вовсе. Чувство скуки и заниженных требований возникает потому, что духу борьбы до сих пор было позволено торжествовать над организмом. Снова и снова. Тренировка на пределе тоже может повлечь за собой эффект привыкания. Это одна из форм стресса, при которой вырабатываются гормоны (например, кортизол).

Профессор др. Платц метко описывает это явление: «... Как и многие другие, и не только спортсмены-любители, я годами тренировался в высшей степени интенсивно, руководимый ошибочным мнением, растиражированным спортивными журналами и учебниками. Снова и снова это мнение гласит, что тренироваться следует в анаэробном пороге, который нужно «сдвигать». Что моя жена временами бегала быстрее и легче, а я тяжело отдувался в 50-ти метрах позади, я списывал на суточные колебания. На велопрогулках - то же самое. Прогулка без последующей тошноты означала для меня неправильную тренировку».

Повреждение фундаментальной выносливости, как следствие неправильной тренировки в большинстве случаев может компенсироваться при помощи правильной тренировки и систематичности. Жалобы на перегрузку и проявления износа опорно-двигательного аппарата или сердечнососудистые заболевания устраняются значительно труднее, если вообще излечимы.

Доктор Михаэль Хебер тоже думал бы, что он тренировался технически правильно. Через несчастный случай, произошедший с его женой, он столкнулся с моей методикой. И с тех пор как нашёл свою тренировку, соответствующую его возможностям, он тренируется с радостью и, прежде всего, с большим успехом: «Господин Бергмюллер смог мотивировать меня тренироваться регулярно (4 раза в неделю), и теперь это продолжается уже несколько лет. Это кроется в его особенных свойствах, которые не сразу бросаются в глаза. Работая в медицине с 26 лет, я сразу смог распознать одно из его свойств: его профессиональную компетентность. Однако, одной профессиональной компетенции недостаточно для того, чтобы объяснить его успехи не только в профессиональном спорте, но и среди людей, имеющих средние физические данные и отрицающих участие в соревнованиях. Вначале господин Бергмюллер мне показался скромным. Однако с течением времени я понял, что в действительности это было совсем другое свойство характера, казавшееся скромностью. Это была способность - безоговорочно принимать каждого человека таким, какой он есть, не переделывая его. И, вероятно, это в комбинации с профессиональной компетенцией и великой силой убеждения – ключ к его успеху».

Некоторых людей можно мотивировать к началу занятий, когда они видят в этом способ выйти из кризиса. Я знаком с этим на личном опыте. Ещё до откровения о моём 98%-ном сужении коронарных сосудов я уже примирился с тем, что больше никогда не буду бегать. При попытках бегать я всегда имел столь высокий пульс, что оставлял эту затею, ощущая себя полностью измотанным. Я не любил крутить педали на эргометре и не мог себе представить, что это может быть моим спортом. Моё движение ограничивалось прогулками, и время от времени я придерживался диеты, чтобы регулировать свой вес.

Люди и болезни цивилизации: Кого это касается?

Мой врач, доктор Вальнер советовал мне отказаться от моих жизненных обстоятельств, наполненных стрессами, мне следовало запланировать и захотеть жить дольше. Отказаться от моего образа жизни, к которому я привык? Уму не постижимо! Когда мне вставляли стент – операция с риском для жизни – вся жизнь промчалась перед глазами, и я подумал: «Это ещё не всё». Мне сказали, что во время операции возможно возникновение инфаркта или инсульта, но хирург уже в курсе и готов к такому сценарию! Эта мысль создавала мне дополнительный чудовищный стресс. Из этой ситуации я извлёк мотивацию для того, чтобы радикально изменить свою жизнь. Я намеревался заниматься спортом каждый день, и я осуществил это намерение. Благодаря тому, что я сначала устанавливал для себя маленькие цели, через некоторое время стало возможным преодолевать более длинные беговые дистанции. Я вновь смог принимать участие в соревнованиях и бежать полумарафон. Моя жизнь изменилась безвозвратно.

Приседания на подушках равновесия со штангой на вытянутых руках.
Тренировка силовой координации улучшает мышечную работоспособность.

Вступили однажды на правильный путь, не позволяйте неудачам препятствовать поставленным целям. Один из моих клиентов, я назвал его воителем роз, поскольку он уже много месяцев живёт при бракоразводном процессе, поставил себе цель достичь до развода своего свадебного веса в тот момент, когда его жена подала на развод». Судебная тяжба стоила ему некоторых психических и материальных ресурсов, но, несмотря ни на что, он постоянно возвращался к своей тренировочной программе. Он пишет мне много электронных писем, в которых утверждает, что тренировочная программа постоянно придаёт ему новые силы. И добросовестно ведёт дневник:

„Однажды посмотрел свои записи с июня 2007г и сравнил их с уровнем июля 2008г. Кое-что на самом деле существенно изменилось. Если бы не эти проклятые пропуски – почти регулярные (будь-то из-за болезни или психических проблем), я, вероятно, стал бы Чемпионом Мира. Рад тому, что всё аккуратно документировал и извлекаю из этого свои уроки. Никогда больше не стану себя жалеть. На прошлой неделе отлично потренировался. В отношении здоровья всё очень хорошо, никаких проблем со сном. Вес почти в норме. Долго не пью никакого алкоголя и не глотаю ни розовых, ни голубых таблеток. Сон с тех пор стал намного эффективнее в плане отдыха. Скажу совсем просто, господин Бергмюллер – Вы мой герой!»

Каждый  человек начинает свой долгий путь с первого шага.

Очень важно, не позволить стрессам превращаться в отговорки. Теперь всё дорожает, постоянно дешевеют лишь отговорки для того, чтобы не заниматься никаким спортом. По правде говоря, для физических занятий есть множество причин и лишь одна для того, чтобы ничего не делать: До сих пор не найден персональный ключ к получению радости от движения.

Профессор доктор Платц хорошо знаком с отговорками: «Если подумать, сколько готовы потратить некоторые люди на сигареты, на посещение бара и ресторана, бессмысленные (из-за психических перегрузок, связанных с пробками) выезды выходного дня, то финансовые затраты на профессиональное тренировочное сопровождение можно не принимать во внимание.

А временные затраты? В этом вопросе мы наталкиваемся на непонимание многих людей, даже явный отказ: «Как Вы себе представляете, откуда я должен достать это время? Для меня это совершенно невозможно!» Встречный вопрос: Сколько времени Вы затрачиваете ежедневно на еду курение, питьё кофе?
Молчаливая пауза. Для меня это лишь вопрос приоритетов, расставляемых в определённой последовательности. Моя ежедневная 1-2-часовая тренировка попросту имеет для меня слишком большое значение, чтобы необдуманно жертвовать ею в пользу бесхитростной отговорки».
В жизни каждого человека есть ситуации, когда всё идёт не так, как должно. Можно научиться справляться с незапланированными жизненными препятствиями Позитивная жизненная установка больше не является личным делом. Этому делу я могу научиться. Ежедневно. Я могу тренировать своё позитивное мышление так же, как могу тренировать своё тело. Вы хотели пойти побегать, но пошёл дождь. Вы можете отложить бег на завтра, или накинуть дождевик и радоваться каплям дождя на лице. В этом случае душ после бега будет вдвойне приятен.

У меня много клиентов, которые мне постоянно говорят, что мои программы выносливости помогли им преодолеть сложные жизненные ситуации. Впрочем, если это не брать за некую константу, регулярная тренировка по программе и общение с тренером могут творить настоящие чудеса. Тренировка – та вещь, которую можно взять под контроль, которая словно компас проведёт через шторм. Регулярная проверка тренировки посредством эргометрии усиливает этот эффект. При этом не каждая эргометрия должна документировать какое-либо улучшение. Потому что в жизни бывают моменты стагнации и регресса. В такие периоды не следует выпускать из виду свою главную цель, не падать духом. Это главное.

Так я сопровождаю некоторых клиентов через потери, разводы, болезни и даю им некую константу в жизнь, кажущуюся без этого хаотичной. Херберт С. внезапно встал перед судьёй и перед развалинами отношений. Для него всё изменилось. Всё стало другим – кроме тренировочной программы. Она осталась. Она держала. И г-н С. так сформулировал значимость, которую имела для него тренировочная программа во время тяжёлого кризиса: «Без Вашей программы я спился бы или стал бы наркоманом, потерял бы работу и валялся бы на улице».

И если вдруг жизнь обходится с Вами недружелюбно: Это важно как раз во время незапланированных событий. Вам следует сконцентрироваться на тех жизненных обстоятельствах, которые можно контролировать. И если план тренировок или беговая тренировка являются единственным, что представляет константу, то берегите этот план как сокровище и выполняйте его.

Регулярное движение помогает справляться со стрессом. Перестаньте быть жертвой обстоятельств. Культивируйте здоровый эгоизм. И думайте о том, что время, которое Вы используете для себя – это время, в котором Вы нуждаетесь. В том числе и для того, чтобы обдумать кризисную ситуацию. При здоровом движении укрепляется и сила духа. Гормональные выбросы (эндорфин и др.) выравнивают наихудшие волны. Поддержка тренера даёт опору; знание того, что есть кто-то, кто надеется на меня, что я останусь на моём пути и, кто снова даст мне необходимый импульс (пинок). Если речь идёт о здоровье, большинство реагирует лишь тогда, когда оно перестаёт быть чем-то обязательным. Для здоровых людей, не почувствовавших угрозы, является необычным обсуждать «само собой разумеющееся». Тем больше впечатляет наблюдать за занимающимися спортом людьми, для которых здоровье не является делом «само собой разумеющимся». Впечатляет мотивация, с которой они работают. Так, например, мы работали с группой спастиков, которые регулярно тренировались у нас. Эти люди занимались с такой радостью, что мне частенько приходило в голову, что многие здоровые могли бы этому поучиться.

Рассказывает семья Шталлеггер: «Когда в 2001 году мы позвонили Хайни Бергмюллеру и рассказали ему историю нашего спастичного сына, мы делали это, в меньшей степени надеясь на его помощь Харальду, а больше из-за желания испробовать все возможности улучшения жизни сына и его ситуации.

Харальд появился на свет недоношенным, на 25-ой неделе беременности и ещё в инкубаторе перенёс инсульт, что и стало причиной его спастичности. С того момента мы шли дорогой родителей, которая открывается с постановкой подобных диагнозов. Мы были подготовлены к тому, что Харальд, вероятно, никогда не научился бы читать, писать, считать. Мы беспрекословно принимали, что он не должен двигаться, так как всегда существовала опасность выпадения бедра. Несмотря на то, что нам удалось опровергнуть утверждения о чтении, счёте и письме, от традиционной медицины мы не слышали ничего иного, кроме того, что Харальду суждено до конца оставаться в инвалидном кресле.

И тогда мы всё же рискнули обратиться к Хайни Бергмюллеру. Вероятно, мы преодолевали некое ощущаемое нами и тормозящее препятствие, поскольку уже как-то перестали верить, что здоровье Харальда могло бы ещё улучшиться. Уже после первого контакта нам было понятно: Тут сидит тот, кто не сдаётся. Тут сидит тот, кто знает, что из каждого человека можно вытянуть резервы, тот, кто даёт мужество! Мы сразу ощутили себя понятыми и, прежде всего, мы почувствовали, что ситуация, в которой находились мы и наш сын, принималась всерьёз. Хайни Бергмюллер – не гуру, использующий свои успехи для раздувания своего ЭГО. Хайни Бергмюллер – человек, который слушает, консультирует и помогает извлекать из людей самое лучшее. И он всегда обращался с Харальдом как с человеком, не как с «больным».

Хайни Бергмюллер и его команда выполняют незаурядную работу. Харальд научился в своё время у Хайни Бергмюллера большему, чем «только» правильной тренировке. Он научился тому, что и здоровым людям рост работоспособности не валится с небес, что все сами должны постараться, когда речь идёт о собственном здоровье. Он научился работать самостоятельно; через три года физические ограничения Харальда были минимальны и его познавательная и умственная работоспособность невероятно улучшились. Вначале незначительное напряжение внимания вызывало быстрое утомление. Это состояние быстро улучшилось и, таким образом, он мог лучше учиться.

Тренировка по Бергмюллеру невероятно позитивно воздействовала на развитие Харальда. Его коммерческое образование он завершил в качестве одного из лучших в классе. Он свободно говорит по-английски, теперь учит китайский, чтобы иметь возможность лучше утвердиться на своём рабочем месте. Харальд – кому врачи, учителя, терапевты пророчили влачить жалкое существование на окраине общественной жизни и за счёт общественности – сегодня руководит отделом качества на производстве нашей продукции Vulkanus, которую мы изготавливаем в Китае. Он совершенно самостоятелен и готов к созданию собственной семьи. Вместо того чтобы быть социальным балластом, он является продуктивным членом общества, которое отправляло его на списание.


За прошедшие годы мы инвестировали во многие виды терапии – некоторые стоили нам больших денег. Это нас не особо волновало. Мы взяли бы любой кредит, чтобы улучшить ситуацию Харальда. Но что ещё отличает Хайни Бергмюллера от многих других, он выполняет больше, чем обещает: Он не воспользовался нашей ситуацией и нашим отчаянием и не давал несбыточных обещаний. Его руководство наиболее практично, так как его методы, между обследованиями, легко применимы в домашних условиях. Так получилось, что Харальд и сегодня увлечённо тренируется. Эпизодические проверки в профессиональном центре Бергмюллера помогают для формирования программы его тренировок. И он выполняет её, повсеместно ей следует, в том числе и в Китае!

Не хватает слов, чтобы выразить нашу благодарность. Обычно мы говорим, что у Харальда два отца: один дал ему жизнь, и Хайни, давший возможность теперешней жизни.

Разнообразьте Вашу тренировку